Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Куба

(no subject)

А у нас Огонь с небес. А у вас?

А у нас Христос воскрес. А у вас?

А у нас вчера Обама торговался с Насраллой,

Ничего не получилось, Насралла ужасно злой.

А у нас протестный марш. А у вас?

А на нас рисуют шарж. А у вас?

А у нас в Весёлой башне добывают нежный фарш.

Мы гуляли по Болотной,

Мы смотрели на людей.

Нас набили очень плотно

В автозаки, как сельдей.

А у нас огонь погас. Это раз.

И вода идёт едва. Это два.

Но зато на День Победы

В богадельне будет плов,

Потому что наши деды

Победили всех врагов.

А у нас срубили лес.

А у нас Христос воскрес.

Куба

Вопросы истории

Вчера Марусин класс чаем с плюшками праздновал день отмены крепостного права, а сегодня я узнала страшную вещь. В их учебнике из Группы Освобождения Труда выкинули Аксельрода. И как теперь заучивать?
Куба

(no subject)

   В пяти минутах от Новослободской вполне грибные места. Для тех, кто любит шампиньоны, как люблю их я, разумеется. Сыроежки попадаются, но неубедительные, а шампиньонов, как того гуталина.

Collapse )
   Мерзкий пёс погубил мою репутацию, нанюхался чего-то на улице и стал меня грязно домогаться при соседе по лестничной площадке. "Весело живёте", - сказал сосед, и был прав. Бесстыжего кобеля заперли на балконе, где он часа три страстно выл. Утром глаз не поднимал. Решила, что ему таки стало стыдно, но теперь дело к вечерней прогулке, и он как-то снова посматривает, кривовато ухмыляясь. Сын в институт ушёл, гулять всё равно мне. 
А ведь я его, пса-мерзавца, с младенчества нянчила. 
дома

(no subject)

Сваливаю на встречу с судьбой. Вот она, моя судьба, ждёт меня:



Её зовут хутия. Там, где она эндемичит, нет вай-фая и крайне скверный доступ в сеть вообще, но там океан. Если я буду там, и если вернусь, то это будет шестого и тогда чаю завалить ленту песком, пальмами, эндемиками, сигарами, залить ромом, кофе, закатами и многим, о чём ещё не догадываюсь.
дудка

(no subject)

В совке мы жили как на льдине - прилетит вертолёт, сбросит сапоги, или, не знаю, чешские бутылочки для кормления грудничков, или духи французские вдруг почему-то - все ходим в одинаковых сапогах и пахнем. Одинаково, но прекрасно. По крайней мере, хлеб и картошка на льдине росли.
У Зиганшина и оторвавшихся с ним была буханка хлеба, пара мешков картошки, ремни и сапоги. Не дай, конечно, Бог, узнать какова кирза на вкус. Но здоровые мужики, дотерпели.
А тут пять одиноких женщин в мордовском селе. Младшей 73, старшей 83, пять домов на улице, в километре от трассы Горький - Рязань. С начала зимы не могут выбраться на дорогу - занесло их по ручку двери. Одна хлебопечка на всех, но были сомнения, хватит ли муки до весны. Экономили, запасённые сухари размачивали.
К самой старенькой приехала на праздники внучка из Москвы, от дороги до дома добралась на одолженной в селе лошади. Выбиралась по лошадиному следу, по грудь в снегу, потому что заметает по ночам. Челноком все праздники продукты им таскала, теперь до весны пенсионерки точно доживут. Только вот если что - скорая не подъедет. И вертолёт не прилетит.
Они попросили написать в газету. Нашла их местный еженедельник, но у них даже мейла нет. Завтра буду дозваниваться, а что ещё делать - не знаю. Ясен пень, большая часть России так, в селе этом Широмасово хоть электричество пока есть. Но старушки меня попросили, а я сижу тут, дура-дурой со своей социальной пассивностью в обнимку.
Что делать-то, пипл?