Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

дудка

(no subject)

Мы с Герасимом как выпьем, всё школу вспоминаем. Чаще всего Искру Андреевну Лизогубову-Цаль, преподавательницу литературы, заслуженную учительницу РСФСР. Искра Андреевна Лизогубова-Цаль любила Маяковского и не любила Северянина. Она пылала яростной страстью к литературе критического и социалистического реализмов и воспламеняла нас. Личное отношение к предмету делало изучение литературы в старших классах нешуточным делом. Искра Андреевна Лизогубова-Цаль говорила мне: «Розентретер, я хотела поставить вам двойку, вы не любите Петю Ростова!», но ставила мне пять, и её борьба с собой при этом была так мучительна и принципиальна, что я чувствовала себя причастной к явлению, далеко выходящему из рамок школьной программы. Искра Андреевна Лизогубова-Цаль была для нас серьёзным испытанием.
Как заслуженную и орденоносную, её посылали в заграничные командировки, в совершенно нереальные страны. В 1980 году Швеция могла существовать только нарисованной на карте, всерьёз в неё никто не верил, а Искра Андреевна Лизогубова-Цаль там побывала. Нам она рассказывала про посещение театра, работавшего в современной манере. Искра Андреевна Лизогубова-Цаль не считала нужным выбирать выражения и щадить наши чувства, поэтому, опершись отёкшими указательным и большим пальцами о мою первую парту, она описывала актёров, в знак печали обмазывающихся экскрементами. Может, кому оно и было смешно, мне было исключительно невыносимо, Искра Андреевна Лизогубова-Цаль умела добиваться нужного эффекта, она таки была отличным педагогом.
Правда, иногда и она давала дрозда. «Вот все говорят: гомосексуализм, гомосексуализм… (не знаю, кто были эти все, вокруг меня никто в 1980-м году не говорил), а я не понимаю, что за гомосексуализм такой. Когда я выйду на пенсию, и моя соседка Мария Степановна выйдет на пенсию, мы естественно станем жить вместе и вести общее хозяйство. Причём тут гомосексуализм?»
Вспомнили мы её с Герасимом, хлопнули по третьему стакану рецины, и потеплело на душе.
дудка

(no subject)

Боже, как я хочу школу. Как невеста прыщей на голове хочу я эту школу, как мадам Каплун биндюжника. Унылая троечница, как я обожала эту полувоенную дисциплину, форму, власть полуграмотных тёток над моей бессмертной душой.  Хотела учиться тому, чему хотела, а они засоряли мой вялый мозг непонятным и тоскливым. Духота, жёлтые пыльные занавески, некто чужой и противный, каждый день нарушающий моё личное пространство своим локтем и дыханием. Как я радовалась, оттрубив от звонка до звонка, не подозревая, что  опять загремлю на всю катушку.  Даже на две.
Сегодня пошёл двенадцатый год повторного срока. Наблюдаю тучи, освобождённые московскими властями по окончании школьной линейки и снова затягивающие небо. На душе то же самое.